Кадзидло, Щупак и фамилии «по прейскуранту»


или легенды и действительность еврейской ономастики

….Открывая дверь в свой кабинет, худой, черноволосый чиновник бросил тоскливый взгляд на кучку причудливо одетых галицийских евреев. «Какие же они все-таки несуразные!» — в который раз подивился Эрнст Теодор на их вычурные меховые шляпы-штреймлы, траурные долгополые лапсердаки и черные штаны, заправленные в белые гольфы. Чиновник, впоследствии ставший знаменитым писателем-романтиком, антисемитом не был, просто он очень страдал от необходимости зарабатывать на жизнь в скучном и пыльном, провинциальном варшавском архиве.

Его появление вызвало волнение, евреи начали быстро перешептываться между собой, видимо, решая, кто первым войдет в контакт с представителем официальной власти.

—         Проше пане, можно? – один из просителей проскользнул в дверь и остановился в ожидании ответной реакции. – Сертификат о фамилии…

—         Имя? – последовал вопрос.

Клерк на минуту задумался, недовольно взглянул на еврея, потом вдруг улыбнулся и быстро черкнул что-то на бланке. Подпись, печать, и первый на сегодня обладатель новой фамилии оказался за дверью. «Мойше-Ицхок Штокфиш» —  гласила официальная бумага.

— Следующий, — раздался нетерпеливый голос чиновника…

Это лишь одна из легенд, описывающих принудительное поголовное «офамиливание» евреев, проживавших в Галиции, Подолии и других регионах Восточной Европы. «Как все происходило на самом деле, достоверно неизвестно, подобная ситуация и порождает разного рода сказки и легенды», — считает профессиональный исследователь в области ономастики, кандидат математических наук Александр Бейдер.

Этимологией еврейских фамилий Бейдер начал заниматься в 1986 году в качестве очередного интеллектуального развлечения, одновременно с началом аспирантуры МФТИ. В школьные годы Александр увлекался этимологией географических названий, российской и еврейской историей. Однажды в библиотеке иностранной литературы ему попалась книга Б.О.Унбегауна «Русские фамилии» с отдельной главой по еврейским фамилиям России. Читая эту книгу, Бейдер почувствовал, насколько эта область его привлекает. К окончанию аспирантуры у него уже была готова не только диссертация по прикладной математике, но и существенная часть первой книги по ономастике, а именно, этимологического словаря еврейских фамилий Российской империи. К настоящему времени у Бейдера издано издано 6 монографий на английском языке. А в 2000-м году он  защитил докторскую диссертацию в Сорбонне по теме «Традиционные ашкеназские имена»

Сейчас Александру Бейдеру 46 лет, он родился в Москве, а с 1990 года живет с семьей в Париже. Последние 14 лет работает консультантом и лектором по управлению и планированию работой крупных предприятий во французских филиалах американских компаний. Все эти годы занимался иудаикой в свободное время, посвящая этой науке вечера и выходные.  Александр существует в трехязыковом пространстве: дома говорит по-русски, на работе, в основном, по-французски, а книги и статьи по иудаике пишет только по-английски, так накопилось максимальное число читателей из научного мира, а также непрофессионалов, которым эта тематика интересна.

— Александр, какие легенды связаны с еврейскими фамилиями?

—         Существуют две группы идей, на первый взгляд, правдивых, но имеющих к исторической действительности весьма слабое отношение, или  вообще, никакого. Первая группа –семейные легенды, повествующие о происхождении фамилии конкретной семьи. Вторая, «научная» группа включает отдельные истории, кочующие из одной книги в другую, при этом, как правило, авторы не указывают источников информации. Возвращение к одной и той же истории в текстах разных авторов, писавших в разные периоды и на разных языках, создает ощущение непреложной истины.

—         Итак, истории из «научной» группы…

—         Первая история родилась в Галиции, где фамилии у евреев появились раньше, чем в других регионах, в конце 18 в. Легенда утверждает, что австрийские чиновники брали взятки за присвоение фамилий, существовали даже четкие прейскуранты. «Красивые» фамилии, образованные от названий драгоценных камней или цветов (Гольдштейн «золотой камень», Розенталь «долина роз» или Зильберберг «серебрянная гора») были самыми дорогими. Фамилии,  с названиями обыкновенных металлов (Айзенберг «железная гора» или Купферштейн «медный камень») были более доступными. Такие фамилии, как Адлер «орел», Геринг «сельдь», Швальбе «ласточка» были бесплатными.

Христианские чиновники-антисемиты присвоили также  многочисленные уничижительные фамилии просто назло их будущим еврейским носителям.

Герой второй «научной» легенды — известный немецкий писатель-романтик Эрнст Теодор Амадеус Гофман, ставший автором большинства вычурно-звучащих фамилий евреев Варшавы на рубеже 18-19 веков. Тогда он был скромным клерком, очень не любил свое занятие и присваивал им фамилии в зависимости от своего настроения. После рыбного деликатеса, приготовленного женой, появлялись фамилии типа Щупак (щука), Штокфиш (треска), Велорыб (кит), Вайксельфиш (рыба из Вислы). «Птичьи» фамилии появлялись после прогулки Гофмана мимо витрин зоомагазинов. Музицирование на органе костела обогатило еврейскую ономастику фамилиями с религиозной коннотацией: Готгельф (Б-г в помощь), Гиммельблау (небесная синь), Кадзидло (фимиам). При этом решения его обжалованию не подлежали, а другой чиновник, бывший постоянным спутником в его прогулках, записывал все новые фамилии в свою книгу, взыскивал налог и назначал день выдачи обязательного сертификата о новой фамилии.

— Удалось установить источник этих легенд?

—         В процессе работы над словарями фамилий евреев Царства Польского и Галиции, мне удалось выяснить,  что идея об огромном числе издевательских фамилий в Галиции восходит к большой статье австрийского писателя Карлом Эмилем Францосом, по происхождению галицийского еврея, опубликованной в 1888 г.

Серьезность подхода некоторых исследователей в области истории не подлежит сомнению, и если ученый не указывает напрямую своих предшественников, то можно не сомневаться, что именно он и упомянул впервые о том или ином сюжете. Например, в 1914 году польский историк Майер Балабан впервые упомянул о «прейскуранте цен» для разных категорий еврейских фамилий в своей книге по истории евреев Галиции. Автор напрямую пишет, что речь идет о легенде, которую он сам, впрочем, считает вполне правдоподобной. Остальные авторы просто копировали эту информацию у Балабана, не удосуживаясь перепроверить.

Как же доказать, что речь идет именно о легендах?

— При поиске истины в ономастике  следует, прежде всего, опираться на объективные элементы и избегать по мере возможности всякую субъективность (психологические аспекты и т.п.). Прямой метод состоит в поиске документов эпохи присвоения фамилий. При этом не стоит забывать о фундаментальном принципе историографии: некоторые свидетельства очевидцев совсем не обязательно соответствуют действительности. Вспомним, например, известную фразу, о том, что история пишется победителями.

Если про Гофмана ничего с уверенностью утверждать нельзя, то достоверно известно, что к принятию евреями фамилий в России имел косвенное отношение другой знаменитый литератор: Г.Р.Державин. В 1799 г. он был откомандирован Сенатом со специальной миссией  для изучения ситуации евреев Белоруссии. Результатом поездки стал проект полной реформы жизни евреев этого региона. В одном из пунктов программы он порекомендовал присвоить евреям наследственные фамилии на основе русского языка, предложив даже несколько конкретных примеров, Замысловатый и Промышленный. Некоторые мысли поэта (и государственного деятеля) были приняты в расчет при подготовке первого генерального законодательства об евреях (1804 г.), хотя идея присвоения фамилий христианскими чиновниками была в конце концов отвергнута.

История о плачущем еврее. Об одном любопытном материале из венских архивов упоминает Францос. В одном из протоколов австрийский чиновник пишет о том, что когда он спросил у очередного еврея, какую фамилию тот хотел бы принять, еврей ничего не ответил, а начал хныкать (weinen) и стонать (stöhnen), поэтому чиновник решил дать ему фамилию Вайнштейн (которая, хотя и обозначает дословно «винный камень», но включает в себя немецкие корни, звучащие похоже на вышеуказанные глаголы). Такого рода свидетельства непосредственного участника создания фамилии, не следует принимать на веру. Для того, чтобы это понять достаточно взглянуть на статистику фамилий, полученных в Галиции: Вайнштейн – одна из самых распространенных, и, если этимология, связывающая ее с глаголами хныкать и стонать, теоретически допустима для одной семьи, она совершенно невозможна для других.

Кроме того, эта фамилия стоит в одном ряду со многими другими составными наименованиями, начинающимися на Вайн- (Вайнберг, Вайншток, Вайнриб) или оканчивающимися на —штейн (Ротштейн, Горнштейн, Блюменштейн). Анализ не одной фамилии в отдельности, а в совокупности с другими из того же региона и с использованием статистики, представляется одним из наиболее плодотворных объективных методов в области этимологии. Это  особенно важно для еврейских фамилий, т.к. большинство из них были присвоены в очень короткий срок большому количеству людей.

Аналитический метод позволяет выявить модели, которые использовались в этом процессе. Если его применить, то легенда о фамилиях «по прейскуранту» сразу же не выдерживает никакой критики. Самые «дорогие» фамилии (Гольд «золото», Зильбер «серебро», Розе(н) «роза», Блюм «цветок» и т.п.), оказываются самыми распространенными, а еврейские богачи, разумеется, не могли составлять большинства в общине! Знание того, где и когда появились те или иные группы фамилий является основой для научного (т.е. обьективного) анализа их этимологий.

Кстати, есть косвенные свидетельства того, что носители искусственных фамилий, придуманных христианскими чиновниками в Галиции и Польше или еврейской администрацией в российской Черте Оседлости, были к ним полностью безраличны. Поэтому у галицийских евреев не было абсолютно никаких оснований платить за свои фамилии.

— Откуда же на самом деле взялись стольо распространенные в Восточной Европе фамилии?

—         Впервые они появляются именно в Галиции в конце 18 в. Речь явно идет о централизованном процессе, т.к одни и те же фамилии были приняты в десятках общин совершенно независимыми семьями. Скорее всего, они были придуманы венскими чиновниками, осознавшими, что путем комбинации двух немецких корней можно получить большое количество фамилий, которые надо было присвоить в административных целях.

В качестве первой части выбрали красиво звучащие немецкие слова, означающие драгоценные металлы (гольд, зильбер), цвета (шварц, рот, вайс, грин, браун), такие слова как гиммель «небо» и зонне «солнце», цветы (это происходило в эпоху романтизма), а в качестве второй были взяты, как правило, или топографические термины (берг «гора», фельд «поле», таль «долина», штейн «камень», бах «ручей», вальд «лес«), или слова из растительного мира (баум «дерево», цвейг «ветка», блюм «цветок», гольц «древесина», гартен «сад»). В результате получились фамилии, звучащие, как типично немецкие.

Первая, топографическая, серия, часто давала наименования, совпадающие с названиями немецких или австрийских населенных пунктов, а также с фамилиями аристократов, которым эти места принадлежали. Когда в результате третьего раздела Польши Австрия приобрела территории, включающие Краков, Люблин и Радом, то по указу 1805 г. местным евреям тоже были присвоены фамилии, часто по тем же моделям, которые были придуманы в Галиции в конце предыдущего века.

В Российской империи, после закона 1804 года, многие фамилии тоже были придуманы по тому же принципу. Скорее всего, еврейская администрация знала ситуацию в соседней Австрийской империи, и сочла данный метод очень удобным для построения большого количества наследственных именований в короткий срок. Заметим, что наибольшее их число приходится на Подолию и Волынь, т.е. две губернии, которые граничат с Галицией.

— Насколько реальна идея об «издевательских» фамилиях в Галиции?

— К исторической правде это имеет весьма слабое отношение. В этимологическом словаре, составленном мной по этому региону, насчитывается 37 тысяч фамилий. Основными источниками были метрические данные 19 века. Так вот, из этих именований только несколько десятков подпадают под категорию «издевательских», такие как, Какер, Гарн (моча), Фишзанг (рыбья песня), Каценфлюгель (крыло кошки), Аффенгезихт (обезьянье лицо), Ванцрайх (царство клопов), Ниманд (никто), Денкберг (думающая гора) и Фальшберг (ложная гора), Зоммерфейнд и Зоммерфрeйнд (соответственно, враг и друг лета). Многочисленные прочие «друзья» также отдают издевкой, хотя некоторые из них образуют вполне положительные образы: Бауеренфрейнд (крестьян), Вайзенфрейнд (сирот), Киндерфрейнд (детей), Юденфрейнд (евреев), Розенфрейнд (роз) и т.д. Подавляющее же большинство фамилий образовано или от совершенно нейтральных слов, или от поэтических и романтических слов или словосочетаний.

— Александр, правдивы ли легенды о «женских» еврейских фамилиях?

—         Некоторые авторы писали о том, что фамилии,  начинающиеся на Гольд, Розен, Блюм, Перель и т.п., происходят от еврейских женских имен. Эта идея не может быть верна, хотя бы потому, что рядом с серией фамилий на Гольд— мы имеем серию на Зильбер-, с такими же окончаниями, рядом с именованиями на Розен— встречаются очень похожие, но начинающиеся на Вайн-; в то же время никаких женских имен Зильбер и Вайн не существует. На самом деле, здесь мы имеем дело с совпадением, хотя и не совсем случайным. Просто и идишские женские имена, и первые части искусственных фамилий, придуманных австрийскими чиновниками, соответствуют одному и тому же семантическому слою, это – слова, ассоциируюшиеся с красотой.

Матронимические фамилии такие, как Ривкин, Малкин, Шифрин, Бейлис, Фрейдичкес, Шпринчак, Рокхленко и т.п. У евреев их очень много, а у других европейских народов именования подобного рода, практически, отсутствуют.  Объясняют это по-разному, Указывают на связь с традицией, определяющей передачу еврейства по матери.  Другие упоминают о почетной роли женщины в хасидизме, религиозном движении расцвет которого пришелся на период принятия фамилий. Третьи подчеркивают тот факт, что в еврейской общине женщины играли важную экономическую роль  и были зачастую лучше известны окружению, чем их мужья.

Вполне возможно, что эти факторы играли какую-то роль, но непонятно, почему матронимические фамилии часто встречаются у евреев только в одной области, а именно, в Черте оседлости Российской империи. В то же время в Царстве Польском и Галиции эти фамилии весьма редки, хотя до разделов Польши все эти территории приналежали одному и тому же государству (Речи Посполитой) и существенных различий в культуре евреев в разных частях этого региона не было.

—         Существуют ли какие-то преположения на этот счет?

—         Канадский исследователь Майкл Фальк предположил, что подобная особенность может объясняться системой именования, которая только в России была трехчастной, т.е. имя, отчество и фамилия; в Польше и Галиции отчеств не было. Он указал на то, что если бы фамилии брались по отцу, то возникали бы тавтологии. Например, Ицик, сын Абрама и Шейны, мог стать или Ициком Абрамовичем Абрамовичем или Ициком Абрамовичем Шейниным. Второй вариант звучит более приемлемо. Эта теория весьма привлекательна, но при более внимательном рассмотрении возникают сильные сомнения в ее справедливости. Во-первых, официальные именования состояли из трех элементов во всей Черте Оседлости, но матронимические фамилии возникли в большом количестве только в некоторых районах, прежде всего, в Восточной Белоруссии (с многичисленными фамилиями, оканчивающимися на восточно-славянский суффикс –ин) и в Подолии (где большинство фамилий этой категории оканчивалось на притяжательный суффикс идиша –с).

Во-вторых, вышеописанная тавтология не помешала принятию очень большого числа патронимических фамилий (т.е. происходящим от мужских имен), и только в Могилевской губернии их было меньше, чем матронимических фамилий. Основная особенность Черты Оседлости состояла не в трехчастности именований, а в том, что это был единственный регион, где фамилии принимались внутри еврейской общины. В других провинциях этим процессом управляли христианские чиновники, в культуре которых именования по матери отсутствовали (за исключением внебрачных детей), и в результате матронимические фамилии не могли быть присвоены. В Черте Оседлости подобных ограничений не было, а традиции прозвищ по матери или по жене, уже существовали.

В отдельных районах (Восточная Белоруссия) еврейская администрация по субъективным причинам решила строить фамилии в массовом порядке именно по женским именам. Из этого совершенно не следует, что именно здесь женщины занимали какое-то особое положение. В других губерниях (Киевская и Гродненская) фамилии чаще строились по названиям населенных пунктов, в третьих (Подолия и Волынь), как уже было сказано выше, часто использовался придуманный в Галиции метод образования фамилий из двух корней…

Александр, вы упомянули о семейных легендах…

—  Подавляющее  большинство семейных легенд возникло только в 20 веке,  раньше евреи к своим фамилиям интереса, практически, не проявляли. Во второй половине 20 века идиш и многие элементы культуры, религиозной или светской, были уже утеряны, евреи носили нетрадиционеы имена и нередко жили или в больших городах СССР или в других странах, вдали от тех мест, где жили их предки. Когда интерес к собственной генеалогии стал весьма распространенным, оказалось, что фамилия является чуть ли не единственным элементом, связывающий с предыдущими поколениями. Дети выясняли истоки фамилий у своих родителей, которые, не имея никаких знаний по этому вопросу, могли сказать первую мысль, приходившую в голову. И это нередко становилось истиной в последней инстанции. Таким образом, мне кажется, и возникли многие семейные легенды, всего пару поколений тому назад.

Мне приходилось часто встречаться с мнением, что фамилии с ивритскими корнями – наиболее древние, и что они были впервые приняты на территории античной Палестины. Про фамилии, звучащие, как типично немецкие (на самом деле, часто образованные из идиша), нередко говорили, что они прибыли в Восточную Европу из Германии или Австрии.

Немало есть историй и о фамилиях, совпадающих со славянскими или звучащих, как типично славянские. Например, фамилии на –ский, или прибыли из Польши, или были получены от польского помещика, владельца местечка. Есть истории о том, что фамилия с этим суффиксом досталась от предка-шляхтича, который влюбился в еврейскую девушку и перешел в иудаизм, чтобы жениться на ней. (Напомним, что по российскому законодательству переходы в еврейскую религию были запрещены.)

Про фамилию, оканчивающуюся на –ов, мне говорили, что она была получена предком-кантонистом, когда тот служил 25 лет в царской армии. При этом, до 1917 г. перемены фамилий не только не поощрялись, но и были формально запрещены; только в 1865 г. было сделано исключение для выкрестов-солдат, которые, если хотели, могли образовать их новую фамилию от имени их крестного отца. Фамилии, звучащие как типично украинские, приписывались предкам из запорожских казаков, евреям или неевреям.

Какие еще толкования придумывают доморощенные исследователи собственной генеалогии?

Весьма неожиданным для меня явилось то, что многие современные американские евреи, предки которых жили на территории Российской империи, считают, что их фамилии указывают на сефардское происхождение. Речь не только о наследственных именованиях, хотя бы звучащих похоже на фамилии с Иберийского полуострова (ср. Миндес и Перец, которые совершенно случайно оказались довольно близки к испанским фамилиям Мендес и Перес), но и более фантастических версиях. В одной семье говорят, что их фамилия Заблудовский (многие носители которой, кстати, жили в Белостоке, в 19 км от местечка Заблудово), восходит к сефардскому предку по фамилии Забель. В корне другой, Свердлов, ее носители разглядели корень «сефард». Одна дама по фамилии Талалай убеждала меня, что ее семья, родом из Белоруссии, получила свое имя в Испании, от ивритского корня таль «роса». Когда вышла моя книга, в которой я указал этимологию от белорусского слова талалай «болтун», она, мне кажется, стала воспринимать меня как личного врага.

—         Чем вы объясняете возникновение подобных версий?

—         Может быть, этот интерес к (псевдо-)сефардским корням связан с общей парадигмой генеалогического мышления: люди хотят найти что-то, что отличает их семью от других, а ведь подавляющее большинство американских евреев являются ашкеназами и их предки приехали, в основном, из российской Черты Оседлости. Возможно также, что здесь как-то действует и ореол славы, которым окутано прошлое евреев Испании, когда в течение нескольких веков до изгнания 1492 г. местная община дала множество выдающихся философов, религиозных мыслителей и поэтов, в то время как культурные достижения средневековых ашкеназских евреев известны только специалистам.

Одна английская журналистка была возмущена моей трактовкой (ее) фамилии Вассерман (дословно, «вода» + «человек») как профессиональной, принятой водовозом. По ее мнению, в этой фамилии ее предок сделал намек на библейского Моисея, несколько важнейших эпизодов жизни которого напрямую связаны с водой. Теоретически в одной отдельно взятой семье такая трактовка имеет право на существование, но ведь эта фамилия была принята большим количеством совершенно независимых семей. Все эти семьи не могли провести одну и ту же совершенно неочевидную библейскую ассоциацию, да и к тому же в тех же самых местечках другие фамилии на –ман совершенно однозначно указывают на профессии. Основная проблема такого рода «красивых» объяснений состоит в их анахронизме.

— Неужели нет семейных легенд,  соответствовавших бы действительности?

— Конечно, такие легенды есть, но в силу вышеуказанных исторических причин их гораздо меньше, чем выдуманнных историй. Например, мне кажется весьма правдоподобной история возникновения фамилии Баркан. По семейной традиции, она восходит к паре когенского происхождения, которые в детстве оказались единственными евреями Полоцка, выжившими после известного погрома, устроенного в 1563 г. в этой общине русскими войсками Ивана Грозного. Фамилия, произошедшая от арамейского выражения «бар кагане» – сын когена, была в 19 веке, распространена именно в Полоцке и встречалась также в форме Баркаган.

Менее правдоподобной (но все же возможной) мне кажется история о том, что одна из самых распространенных еврейских фамилий Гомеля, Бабушкин, была принята потомками женщины, которая была единственной еврейкой этого города, уцелевшей после массового избиения местных евреев объединенными войсками украинских казаков и русской регулярной армии (1648).

В Курляндии и северо-западной Литве в 19-20 веках встречалась фамилия Журнамер. Она звучит похоже на немецкое слово Зуринамер, выходец из Суринама. Казалось бы, какая связь может быть у еврейской семьи из Восточной Европы и (бывшей) голландской колонией в Южной Америке? Оказывается, что она все же есть, хотя и непрямая. По сохранившимся историческим данным, один литовский еврей, родившийся в 17 веке,  переехал в Нидерланды, а оттуда в Суринам, где разбогател. По его завещанию его основная плантация не должна была быть проданной, а доходы с ее эксплуатации должны были пересылаться его родственникам в Литве и их потомкам. Он умер в 1754 г., и в течение почти двухсот лет после этого выплаты поступали в Литву (а с начала 20 в. еще и в США). Фамилия Журнамер была принята в начале 19 в. одним из его наследников.

Большинство фамилий раввинских династий также имеют традиции, которые подтверждены фактически. Например, нет никаких сомнений, что фамилия Падва происходит от раввинов города Падуя в Северной Италии, или что вторая часть фамилии другой известной тоже чисто ашкеназской семьи, Рапопорт, восходит к городу Порто именно в Северной Италии, а не Португалии. Гальперины и Ш(а)пиро, без сомнения, связаны с городами Гейльброн (Heilbronn) и Шпейер в Западной Германии, а Каценеленбогены с названием городка, расположенного неподалеку от Франкфурта-на-Майне. Доподлинно известно, что прямой предок историка С.М.Дубнова был раввином в волынском городе Дубно на рубеже 17-18 веков.

Впрочем, весьма сомнительные истории встречаются и в раввинских семьях. Например, фамилия Кацнельсон, по утверждению одного из ее носителей, главного редактора «Еврейской Энциклопедии» на русском языке, изданной в начале 20 в., была якобы принята в начале 19 в. одним евреем,  который присоединил к своему когенскому прозвищу Кац (аббревиатура от «Коген-Цедек«, уже много веков используемая в качества синонима выражения «га-Коген») фамилию знаменитого в тот момент адмирала Нельсона (1758-1805).

—         Почему именно эта теория кажется вам надуманной?

—         Во-первых, не совсем понятно, откуда в еврейской семье из небольшого местечка в районе Бобруйска (а фамилия – именно оттуда) могли знать про английского адмирала. Во-вторых, искусственное присоединение его фамилии к прозвищу Кац, весьма почетному в еврейской среде, звучит маловероятно. В третьих, эта еврейская фамилия встречается не только как Кацнельсон. Отдельные ее ветки известны как Каценельсон и Каценеленсон, а эти варианты объяснить через Кац + Нельсон весьма затруднительно. Кроме того, очень большое количество ее носителей, которые жили в начале 20 в., говорит о том, что она или была принята в начале 19 в. несколькими семьями, или существовала уже до 19 в.; в обоих случаях предложенная этимология невозможна. Я, практически, уверен, что мы имеем дело с одной из веток знаменитой семьи Каценеленбоген, к которой добавили немецкий патронимический элемент –сон (Sohn «сын»), при этом потеряв несколько слогов (без этой потери фамилия была бы слишком длинной).

Еще одна сомнительная история рассказана израильским писателем Амосом Озом. По традиции его семьи, их литовская еврейская фамилия Клаузнер, восходит к известной семье австрийских раввинов 14-15 в.в. Мне эта связь кажется маловероятной. Мы не находим ни одного упоминания об этой фамилии в 15-18 в.в. в Праге, основном центре еврейской культуры Центральной Европы, из которого в Восточную Европы переехали многие раввинские династии (например, Горовиц, Иоффе и Геллер), хотя наследственные именования большинства семейств этой общины нам известны по могильным плитам. Эта фамилия не фигурирует в подписях ни одного протокола еврейских конгрессов (ваадов) Польши и Литвы в 17-18 в.в., а именно там встречаются все раввинские фамилии, которые существовали в Восточной Европы до конца 18 в. Скорее всего, предки Амоса Оза приняли фамилию Клаузнер в Литве после закона 1804 г. и образовали ее от того же слова Клаузнер (германизация от идишского клойзнер «тот, кто проводит все свое время в синагоге»), от которого была образовано прозвище средневековой раввинской семьи. Чтобы возникла идея о связи с этой семьей из Вены, достаточно было бы того, чтобы дед Амоса Оза (или даже его отец) просто открыл «Еврейскую Энциклопедию» и поискал в ней статью «Клаузнер».

— Кто развивает и поддерживает легенды в области еврейских фамилий?

—         Большинство легенд (или просто трактовок, не соответствующих исторической правде) возникают естественным путем в силу разного рода исторических и психологических факторов, о которых я уже говорил выше. В то же время развитие части подобного рода идей связано с работами конкретных авторов, писавших на эту тему. Исследователь-гуманитарий создает, как правило, некие общие концепции и часто совершенно неосознанно принимает желаемое за действительное, начиная интерпретировать разного рода материалы (в том числе и фамилии), как подтверждения его общих идей.  Самый яркий пример из области еврейской ономастики — это большой словарь еврейских фамилий супругов Гуггенгеймеров, выпущенный в Нью-Йорке в 1992 г. Его авторы напрямую формулируют во введении основные принципы, которыми они руководствовались при поиске этимологий: (1) большинство еврейских фамилий можно объяснить, как результаты естественного развития еврейской культуры, (2) они, как правило, происходят от еврейских мужских имен, (3) именования на основе славянских языков являются переводами с немецкого, (4) еврейские фамилии были изначально записаны еврейскими буквами.

Откуда взялись данные принципы — не объясняется, они сформулированы, как математические аксиомы, и на них, действительно, базируются очень многие этимологии, приведенные в словаре. Авторы или никогда не изучали историю появления фамилий, или намеренно ее игнорировали, и в результате оказывается, что все их принципы неверны. Отсюда и результат: о более чем половине их этимологий можно с абсолютной уверенностью сказать, что они – ложны, случай весьма редкий в гуманитарных науках, в которых обычно можно говорить, изучив приведенные аргументы, о большем или меньшем правдоподобии идей.

Популярная книга Бенциона Каганова (1977), тоже написанная на английском, кроме большого количества просто ошибочных или неточных данных, касающихся отдельных фамилий, также страдает общими концепциями, которые кажутся весьма сомнительными, как, например, многочисленные попытки автора установить ассоциации фамилий с библейским текстом.

Израильский лингвист Пол Векслер в качестве важного аргумента для его общей теории о хазарских корнях существенной части восточно-европейских еврейства выбирает фамилию Каган,  связывая ее с титулом правителей средневековой Хазарии. Векслер сам пишет о том, что его гипотеза ослаблена тем фактом, что до 19 в. мы не встречаем ни одного упоминания этой фамилии (а ведь его гипотеза может быть справедливой только если это прозвище существовало, не прерываясь, со средних веков до момента массового принятия фамилий), но тут же добавляет, что это, наверняка, связано с малым количеством сохранившихся источников. Он, правда упускает, что фамилия Каган – была одна из самых распространенных в Литве и Белоруссии, и что в именно в этом регионе очень редко встречается фамилия Коган (происхождение которой от ивритского Коген не вызывает сомнения).

Про целый ряд носителей фамилии Каган их когенское происхождение известно: в еврейских текстах они ее писали, используя те же три согласные, что и в слове коген. Выше я уже говорил о фамилии Барка(га)н, тоже из Белоруссии, означающей «сын когена». Форма Каган, наверняка, происходит не от ивритского коген, а от его арамейского эквивалента кагане, отсюда и ударение на втором слоге, а не на первом, как в фамилии Коган, в полном соответствии с позицией ударения в этих словах, характерной для ашкеназского произношения.

Макс Вайнрайх для его теории происхождения идиша из Рейнской области (в отсутствии чисто лингвистических аргументов) вынужден был прибегать к ономастическим данным. Он указал на то, что распространенные фамилии Шапиро (от г.Шпейер), Минц (возможно, от г.Майнц), Ландау, Гальпер(и)н, Каценеленбоген, Эпштейн и Бахрах происходят от названий городов, находящихся на Рейне или его притоках, что по его мнению является прямым свидетельством средневековых миграций  из данной территории в Восточную Европу. На самом деле, его аргумент анахроничен: все указанные фамилии возникли в Западной Европе только в 15–16 вв., т.е. на несколько веков позже, чем евреи Чехии и Польши стали говорить на идише.

Не избежал неточностей в своих исследованиях и сам Бейдер. «В течение четырех лет моей  работы над вторым изданием словаря еврейских фамилий Российской империи (это издание вышло летом 2008 г.) я обнаружил немалое количество ошибок, присутствовавших в первом издании (1993 г.). Конечно, когда словарная часть состоит из более 50 тысяч статей, то некоторое количество неверных толкований неизбежно. Часть из них была связана с моим (нередко неосознанным) копированием идей, взятых у других авторов. Например, у Б.- О.Унбегауна в книге «Русские фамилии» сказано, что Ягода – это видоизмененное имя Иегуда (Yehuda). Я тоже привел эту этимологию, наряду с очевидной версией (искусственная фамилия от славянского слова).   В издании 2008 г. осталась только эта вторая гипотеза: связь с мужским именем – совершенно надуманная, т.к. различия между двумя словами слишком большие, к тому же эта фамилия была более распространенной в Царстве Польском и там, в отличие от русского, никакой возможности путаницы между звуками /г/ и /h/ не было. К тому же в России эта фамилия имеет ударение на втором слоге, т.е. как в польском слове.

В других случаях во время работы над книгами о Польше и Галиции я обнаружил более точные трактовки (например, Спектор не является искажением от слова инспектор, а происходит от польского слова, означающего помощника учителя в еврейской школе), исправил ошибочные объяснения или, наконец, убрал просто описки (например, в первом издании я написал, что Швец – это портной, хотя прекрасно знал, что по-украински это слово означает сапожника; скорее всего, в момент редактирования этой статьи в 1992 г. на меня повлияло русское слово шить). Но все это – единичные примеры; более важным было то, что при подготовке второго издания я обнаружил, что при написании первого я слишком напрямую руководствовался некоторыми общими  концепциями (нередко возникшими в процессе критического анализа идей других авторов), которые верны часто, не все же не всегда. Например, я отрицал, что есть еврейские фамилии, заимствованные в Российской империи у христиан (теперь я точно знаю, что небольшое их количество все же имеется), сводил, фактически, на нет существование намеков на еврейские имена, которые могли делаться в некоторых фамилиях, звучащих, как типично немецкие, и, пожалуй, злоупотреблял объяснениями от географических названий (для целого ряда фамилий с подобной этимологией для второго издания я нашел гораздо более вероятные трактовки).

В новом словаре 74 тысячи фамилий, и часть из них (надеюсь, что небольшая), безусловно, объяснена неверно – это нормальная ситуация для научного поиска; даже в этой совсем небольшой области человеческого знания прогресс, конечно, еще может быть достигнут, и я был бы только рад, если бы новые исследователи объяснили те фамилии, которые я оставил без этимологии или предложили новые, более правдопобные трактовки…

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s